Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

наклон

Превратности любви

Любовь – странная штука. Никогда не знаешь, где и в кого тебе предстоит влюбиться или стать объектом любви. Никогда не угадаешь, что тебя ждет за углом. Вроде живешь себе живешь, а потом что-то нарушает твой привычный вроде бы уже устоявшийся мир. И чем больше тебе хочется любви, тем ее дольше нет, а стоит расслабиться и подзабыть, как вселенная посылает тебе знак. А уж тут кому как повезет, что это будет  - любовный привет или любовь «с приветом».
 
   Эту историю я уже почти два года хочу рассказать. Это было в 2009 году. В старом офисе, где мне нравилось, потому что это был огромный опенс-спейс, и мы не были зажаты в рамках кабинетов и этажей, а совершенно спокойно перемещались по каким-то необозримым просторам среди разукрашенных выписанной из Питера художницей стен.  На работу пришла новая партия новичков. Среди них сразу запоминалась одна по имени  Женя. Очень необычная – темненькая, смуглая, а глаза контрастно светлые и с поволокой и голос такой низкий волнительный. Но необычность не в этом, а в жестах, повороте головы, как-то все это было очень красиво у нее, фиг повторишь - по-киношному. Ей бы действительно в кино сниматься, но не в блокбастерах американских, а в драмах  каких-нибудь - чтобы был он и она, сложные запутанные отношения, красивая архитектура и погода прохладная (обязательно прохладная), и море, и музыка красивая чтоб звучала, пока герои в своих чувствах разбираются. Не знаю, почему у меня такая фантазия – она так выглядит, хоть ей всего 26 было, что будто у нее за плечами прожитая жизнь, есть тайна и очень богатый внутренний мир. Наверное, печальные глаза с поволокой так на меня влияют. С внутренним миром я, кстати, не ошиблась, как собственно и с тайной. Короче красотка, именно в моем понимании - интересные одежды, дизайнерские украшения, диковинные юбки в пол с бахромой, что сразу говорит о собственном стиле и фантазии. Как всегда слово за слово, начали общаться. В общении она довольно сдержанная, о себе много не говорила, умная, суждения интересные, мнение собственное обо всем есть. Ну и плюс ко всему меня приколола тема личного  знакомства с Пелевиным, что тоже весьма занятно. Я не знаю больше никого, кто знакомство с ним водил.    
 
    Если уж я была под впечатлением от поволоки глаз и низкого голоса, то что должно происходить с мужчинами. И случилась любовь. Не просто любовь, а вспышка - даже скорее затмение и умственное помешательство. В Женю влюбился дядя Юра. Дядя Юра – это один из самых славных 64-летних мужчин, живущих в мире.
Collapse )
Он обитал в специальном помещение, которое называлось  «Гнездо глухаря», о чем свидетельствовала довольно фривольная табличка на двери. Оно и было именно уютным гнездом  - одновременно и склад, и мастерская, и комната для душевных разговоров, куда нет-нет да заглянет кто-нибудь поболтать с дядей Юрой. Дяде Юре каким-то неведомым образом в этой офисной атмосфере нести в себе домашний уют, от него прямо веяло теплом. Когда наступала осень, он начинал в своем «гнезде» жечь свечи – икеевские ароматизированные свечи, от которых становилось вообще совсем хорошо и еще более неофисно.  Его даже по имени отчеству никто не звал – только дядей Юрой.  
Он работал здесь уже черти сколько лет, с момента становления станции, он всегда рядом, он все тут знает и он всегда с душой. Он был домоуправителем офиса – следил, чтобы все работало, чтобы не дуло, чтобы не качалось, не ломалось. Он и набойки прибьет, и мебель если надо сделает, и из своих запасов какой-нибудь удлинитель выделит для домашнего использования, и бутерброд свой тебе отдаст, и поговорит с тобой, и ведущему с похмелья утром лекарство даст, чтобы голос в эфире не дрожал. Он свой и родной и для всех - дядя Юра. Ему удавалось в противовес руководству всегда делать так, чтобы все было с добром.    
 И если цитировать мой любимый фильм «Копейка» - в жизни он ценил три вещи:  
* отпуск в Болгарии на лыжах,  
* что-то мастерить своими  руками,  
* старое голливудское кино.
Такие вот постоянные пристрастия.
Дома у него огромная киноколлекция, а в «Гнезде глухаря» он обустроил стену славы – от потолка до стола с инструментами развесил как в кинотеатре «Иллюзион» черно-белые портреты практически всех кинолегенд -  Рита Хейворд, Джон Уэйн, Грейс Келли, Вивьен Ли, Фрэнк Синатра, Одри Хэпберн, Тони Кертис, Джейн Мэнсфилд, Клинт Иствуд и другие.  
 Я когда работать только  пришла, сразу просекла, что он очень крутой, когда кто-то из коллег позвал его к телефону: «Юр, тебе Земфира раз 5 уже звонила». И он такой: «Да.. Земфирка … просто так не отстанет…» Это я только потом узнала, что Земфирой зовут его жену, а сначала на полном серьезе верила, что ему звонят рок-звезды и он еще к телефону подходить не хочет. Имя его жены – это анекдот на все времена, новые люди часто реагируют как я.  Так вот, он человек семейный – женат 30 лет на женщине по имени Земфира и имеет взрослую дочь. Надеюсь, что все поняли, какой потрясающей душевной красоты этот мужчина в полном расцвете сил и полюбили его так же как я.     
 
 
 В новом офисе, откуда я уволилась, мы все были разделены кабинетами и этажами, я наверное поэтому и уволилась, что существовать в одном офисном пространстве с Йоко Оно, не видя месяцами других коллег, было выше моих сил.  А старый офис был прекрасен тем, что на территории опен-спейса мы все друг друга видели, общались, смеялись. Самый значимый ритуал там был  – это утреннее столпотворение у кофемашины. Святое дело – прийти на работу и идти за кофе.
Приходишь, перекидываешься парой слов с коллегами, над кем-то подшучиваешь сама, кто-то подшучивает над тобой, обсуждаете новости дня и подтяжки водителя Вячеслава Ивановича, который бросил курить и располнел и теперь кроме как на подтяжках его брюки не держаться,  делитесь чем-то интересным, включаете телевизор на стене…..  и уже после этого можно идти в свой отсек заниматься рабочими вопросами.
Эти прекрасные мгновения по утрам, я их обожала, на кухне толпился народ – был в этом определенный кайф. А один раз все кончилось, когда Джон Леннон психанул и издал указ, по которому всем сотрудникам запрещалось заходить на кухню по утрам и вообще пить кофе. Не знаю что было причиной - вроде как из-за того, что наша радиостанция может разориться на зернах для кофе, но по-моему ему не нравилась добрая  традиция улыбаться с утра пораньше. Я миллиард раз видела, как он кривил лицо, когда видел как сплоченно смеются люди. Чтобы было совсем всем понятно, что указ нешуточный,  кофемашина была со скандалом удалена с кухни. А куда мы уносим все ненужное? Правильно, в «Гнездо глухаря» к дяде Юре, которому было запрещено разбазаривать корпоративный кофе.
Но мы же знаем, что дядя Юра человек хороший и клал он с большим прибором на идиотские указы. Поэтому каждое утро он выполнял функцию сенбернара, как сказал бы Вустер про Дживса, и  наливал кофе хорошим людям (кого сам считал хорошими), разносил по столам  и несколько раз в день приходил и тихо справлялся не надо ли еще. Когда кофейная буря чуть стихла, я сама проложила дорогу в «Гнездо глухаря» с чашкой и то и дело стала там ошиваться, а потом народ и вовсе просек, что путь открыт и место утренней дислокации переместилось туда.   
 
А в самый первый раз, когда я пришла за кофе, случилось вот что. Мы болтаем с дядей Юрой, он колдует над моим кофе, я разглядываю стену славы с голливудскими звездами начала прошлого века, что-то говорю и вдруг чуть не падаю в обморок…. потому что совершенно неожиданно увидела, что среди портретов мировых легенд пришпилена фотография Жени.  Нашей новой Жени. С главной страницы в контакте. Среди голливудских небожителей. Я медленно оборачиваюсь к создателю этого коллажа и в моем взгляде немой вопрос, который и не задать нельзя,  но и сформулировать сложно. Поэтому я просто спросила: «Э-э?» Дядя Юра чуть смутился, а потом совершенно спокойно: «Нравится она мне, такая красивая. Такая стать». Ну, в общем, да – стать есть, ни встать ни сесть. Вышла я конечно ошеломленная, придя на рабочее место написала Женьке: «Ты видела?!». Она сразу поняла про что я и ответила: «Видела. Я не знаю, как это комментировать».  
 
 И понеслось. Дядеюрино «нравится она мне» день за днем перерастало во что-то неимоверное, он превратился в Везувий, который накрыл Женю как Помпею лавой своих чувств. Я такого никогда не видела. Очень скоро эта Женина фотография на стене пополнилась своими товарками - еще фотографий пять-шесть из того же контакта закрыли Одри Хепберн и Фрэнка Синатру. Они там расположились как иконы, настоящий молельный уголок. Когда Женя приходила на работу, у клавиатуры ее уже встречала чашка кофе, заботливо накрытая блюдцем, на котором расположились пирожные и конфеты.  Женя сдержанно благодарила дядю Юру и отказывалась есть пирожные, говорила, что она не ест мучное в принципе.  Дядя Юра принимал к сведению и на следующий день создавал  натюрморт из фруктов. Он в своем воображении видимо нарисовал Женю, которая за обе щеки довольно уплетает его яства, но Женя очень сдержанно и холодновато-вежливо принимала эти знаки и отодвигала. А надо учесть, что ее стол стоял напротив Йоко Оно, есть при которой в принципе  неприятно – кусок в горло не полезет. Разумеется, Йоко Оно была недовольна любовной суетой и «страданиями юного Вертера» рядом с новенькой в ее отделе, и очень скоро тучи над Женей сгустились. Они бы и так сгустились – такая судьба у всех новичков. А тут Йоко даже раздражения не скрывала, что крайне странно в Женином случае – она очень быстро вошла в курс дел и показывала завидные результаты. И кому кому, но не ей подвергаться прессингу «по делу и по результатам работы», а когда придраться не к чему, то можно придраться к чему угодно, что собственно очень скоро и случилось.  
 
Я представляю как давила на Женьку эта ситуация, она должно быть чувствовала себя в капкане – с одной стороны любовь дяди Юры, который не мог с собой ничего поделать, с другой стороны прессинг Йоко Оно, которая тоже верна себе, – и на рабочем месте дышать нечем, и выйти на улицу счастье небольшое, потому что рядом сразу оказывался дядя Юра и начинал «смотреть», даже я начинала беситься, потому что просто невозможно было с ней поболтать наедине о своем, о женском.  
 Причем коллектив как один с умилением наблюдал за дядеюриный любовью, все конечно понимали, что шансов нет никаких – возрастная разница, то да се, но это было так трогательно и так на него не похоже. Да как мне кажется, дяде Юре эти шансы даже и не нужны были. Его ухаживания были настолько бестелесными, настолько ухаживаниями на уровне обожествления – я даже не могу заподозрить его в желании обладать, нет! он просто молился на нее, он словно весь мир хотел у ее ног положить, ему бы просто любоваться, чтобы она улыбалась, чтобы она все время была вкусно накормлена и тепло укутана. Она ж ему даже отказать не могла, потому что он ничего не просил, он просто о ней постоянно неустанно пытался заботиться.  
 
 
А меж тем  Женя была счастлива и взаимно влюблена вне работы. Мы особо не обсуждали женихов, я просто знала, что у нее роман и есть любимый человек, с которым Женька проводит все свободное время. И судя по всему взаимная любовь ее очень поддерживала в эти времена.   
 
 
В какой-то момент обстановка накалилась и Йоко Оно решила, что пришло время «поговорить с Женей». Я не буду пересказывать этот разговор – он настолько абсурден, что его невозможно пересказать, все на уровне унизить, чтоб знала свое место. На следующее утро  Женя прямо с работы отправила резюме в дружественную компанию, куда была приглашена на собеседование и сразу же получила приглашение перейти к ним. Она хотела доработать пару недель до конца месяца, но тут  состоялся второй разговор с Йоко. До сих пор для меня загадка как та поняла, что Женя уходит, видимо красивое слово «перлюстрация», имеющие некрасивое значение, а именно чтение личной переписки, имело место быть.  Но Жене уже нечего было терять, поэтому она спокойно подтвердила Йокины догадки и со спокойной душой в один день сдала дела.
Старейшины были рады, потому что им от Жени достался нехилый багаж наработок за полгода, которым они и по сей день пользуются.
Я была рада, что для нее кончился кошмар и она идет работать в офигенное место. Особенно когда она мне сказала, чем она будет заниматься на новой работе – ей предстояло делать мега-проекты с летчиками, не просто с летчиками, а с лучшими летчиками страны. У меня от зависти даже локти заболели, я сразу выразила мысль, что на ее месте должна была быть я. И только я начала развивать тему, как здорово пройтись по аэродрому в легком развивающемся  платье с открытой спиной, а вокруг сильные и мужественные летчики, она очень быстро прервала мою фантазию: «Не интересует». Вы представляете? Вот что любовь с человеком делает – ее не интересуют летчики. Этим она мне и нравилась – красота, плюс высокие моральные качества.  
 
 День ее увольнения был трагедией и для меня и для дяди Юры, он себе места не находил и пару недель из своей берлоги вообще не вылазил. Если бы там были шторы, он бы их точно зашторил, чтобы еще сильнее грустить.  
 
 
 Прошло время. Один раз мне надо было перевезти вещи, и Женька сказала, что поможет мне с подругой. Приехали они с подругой Яной. Прикольная тоже такая девчонка - блондинка, мастер спорта по спортивной гимнастике. Погрузили мой багаж в машину, едем, болтаем, они спереди, я сзади. И вдруг мое внимание привлекли их руки, которые лежали на коленях друг у друга. Черт… Я глазам не поверила… В мыслях начался сумбур, я перевела дыхание и посмотрела в окно, мы проезжали по Таганке… и что это было? ....  Я вернула взгляд в машину – все тоже самое. В голове сразу нарисовалась картина: руки-колени-я-Ритка – ну как-то НЕТ! А вот руки-колени-я-Митя, к примеру - очень даже ДА.  Вот это номер.... Я постаралась вести себя как более-менее приличный человек, то есть закрыть рот и постараться не таращиться и не крякать. Доехав до дома, мы попрощались, я поблагодарила за подмогу и пошла думать.
 
  Какая я идиотка! Как же я могла не догадаться. Я же все время все первая просекаю, а тут такой конфуз. Чисто внешне за Женей, конечно,  не заподозришь лесбиянку, как мы привыкли их видеть – мальчуковости или мужеподобности Сургановой-Арбениной в ней ни в коем случае нет, а даже совсем наоборот она очень женственная.  От обычных женщин ее может быть выделяет спокойствие какое-то, неистеричность и ум, но ведь не будешь каждую женщину, которая чуть поумнее остальных сразу в лесбиянки записывать. И тем ни менее я могла, могла, могла догадаться! Женя никогда не говорила про своего партнера как про «него», либо как «мой любимый человек», либо как «вторая половина». Никто же в простой речи про своего мужчину не скажет: «мы с моей второй половиной» - либо по имени назовут, либо если в ссоре, то обзовут как.
 Но самое главное - летчики!!! Конечно же! Ее не интересуют летчики!!!  Ну какая нормальная женщина, если она не сумасшедшая и не лесбиянка скажет про лучших летчиков страны: «Не интересует».  Я должна была догадаться и не списывать на моральные качества. Это мой провал. Я же ведь очень высокого о себе мнения в плане наблюдательности и внимательности до окружающих, и если честно вообще считаю, что в плане человековедения мне равных немного.    
 
 
  Через некоторое время мы с Женей обсудили эту тему, что она «в теме». Она обрадовалась, что меня это не сильно беспокоит и ответила на все мои 54 вопроса, которых вполне хватило, чтобы удовлетворить  любопытство.  Да, меня не сильно это беспокоит, даже вообще не беспокоит, меня мой провал беспокоит намного больше, чем сексуальная ориентация моих подруг.  Я хоть и была ошарашена, что Женя лесбиянка, но тот факт, что я не сама это поняла,  меня волновал намного больше, и даже больше чем мысль о чувствах дяди Юры и всей ирония этой ситуации.    
 
  Такая вот история. Вчера мы, кстати, с Женей виделись. У нее сейчас все очень хорошо, тьфу-тьфу, чтобы не сглазить. Но это тема для отдельной истории, которую я возможно через несколько месяцев расскажу. А дядя Юра вроде чуть подуспокоился, не знаю, правда, в курсе он или нет всех дел, и если в курсе, рад ли, что шансов у него с Женей не было вовсе не из-за возраста, а по другой причине. Каждый раз, когда звонит мне - приветы ей шлет, я передаю, она кивает и улыбается.  
 
******  
 
Один раз рассказывала эту историю своим друзьям. И когда я дошла до того момента, как Женя уволилась и перешла работать в крутое место с летчиками, мои восторги по этому поводу прервал мой друг Вова. Вова - альпинист, он лазает по горам, или как он сам это называет "совершает восхождения".  Наверное, в мире уже не осталось ни одной горы, куда бы он не залез и от скуки  он решил сунуть свой отмороженный горными ветрами мужественный нос в мою историю. Он   меня остановил и сказал довольно презрительно:
 - Ты просто летчиков никогда не видела… Они же старые.
 
  «Они же старые» - сказал про летчиков «молодой» сорокалетний альпинист. Просекаете?   Альпинисты в лице Вовы летчиков явно за соперников держат. Альпинисты хотят держать пальму первенства и считают, что именно их профессия героическая и достойная женщин в легких платьях с открытой спиной, а тут какие-то летчики... Вот такое очень меткое наблюдение.  Оставшуюся часть вечера мы спорили про возраст, потому что мне стало за летчиков обидно, а мне когда обидно за кого я сразу начинаю отстаивать права. Разумеется, как только начался словесный батл, про мою историю все забыли и я сама первая, потому что стала беситься на Вову и спрашивать не засиделся ли он на равнине.  
 
 И совсем недавно я вдруг вспомнила, что так и не рассказала свою байку до конца, и все поди до сих думают, что моя история была не о превратностях любви, а  о том, что летчики старые, а альпинисты молодцы


наклон

(no subject)

 

Я начала этот журнал в конце июля. В тот момент, когда сняла комнату и ушла от М. 
Мне так хотелось освободиться от него, от этих отношений. Мне казалось, что я под колпаком, что мне тесно, что мне необходим воздух, что мне нужна свобода. Мне казалось, что я погибаю, что еще один день в этом заточении и я умру. Я томилась и маялась, продумывала план своего освобождения. Мечтала о том, как много я смогу сделать, когда наконец-таки стану свободной.  

Collapse )

 

наклон

(no subject)

М. меня избаловал.

 

В чем-то я ущемлена, конечно его стараниями. Я, например не хожу на свидания, потому что он у меня есть. Я не получаю цветов, даже от него. Один раз он, вдруг, мне их с какого-то перепоя подарил, так как я ему этот букет до сих простить не могу. Все думаю – с чего бы?

Я не могу смотреть по телевизору, что хочется. Каждый дебильный сериал мне приходится отвоевывать. А мне нравится смотреть дебильные сериалы, просто НРАВИТСЯ. Нравится забраться с ногами на диван, пилить ногти и фоном чтобы шла какая-нибудь фигня.

 

- Зачем ты это включила, ты же все равно не смотришь?

- Я смотрю.

- Давай диск поставим.

- Дай мне ногти накрасить, и поставим.

- Тебе это интересно?

- Да.

- И как это кино называется?

- Мать и дочь!

-  А в титрах написано «Дочки-матери». Ничё ты не смотришь, ты из вредности. Как зовут этих женщин?

- Какая разница, как их зовут.

- Дай пульт!

- Дай мне ногти в тишине накрасить.

- Пульт!

- Ну, М.!

- Пульт!

- Мне три ногтя осталось!

- Пульт!

 

Хотя один сериал я все-таки для себя выбила - «Счастливы вместе». И то после того, как глава сериальной семьи сказал своей жене: «Беги, Даша, беги! Хотя я и не люблю, когда холодцы бегают». Отдельное за нее спасибо сценаристам. Эту фразу М. быстренько взял на вооружение и теперь только и слышно: «Тебе сварить кофе? А что холодцы любят кофе?» или «Поцелуй меня. Хотя так странно – я не знал, что холодцы целуются»  и так далее.  

 

Но в целом, я избавлена от очень многих женских «обязанностей» только потому что М. любит заниматься этим сам.  Я не про секс.

Я вообще не готовлю. В прошлой жизни я готовила вполне неплохо, на мою стряпню еще никто не жаловался. Но в этой жизни  у меня есть М, который готовит как бог. Максимум, что он позволяет мне сделать, это помыть овощи. И если вдруг я начинаю что-то там кошеварить на кухоньке, он не может спокойно заниматься никакими делами. Ему непременно надо ошиваться возле меня с единственной целью – бесить.

 

- Что ты делаешь?

- Салат.

- Я вижу, что салат. Подожди, я сейчас позанимаюсь и все сделаю.

- Хорошо, милый, я сделаю только салат. Иди

 

через полминуты вновь возникает за моей спиной:

- А почему ты  в салат режешь сначала все огурцы, потом все помидоры? Я сначала один огурец, потом помидор. Потом лук. Потом опять огурец. Потом помидор

- А смысл?

- Я так всегда делаю

- А я так. Все равно от перемены места слагаемых сумма не меняется. Иди же

 

 

через полминуты:

- А ты посолить не забудешь?

- Я еще не все порезала

- Долго ты что-то

- (Рычание)

 

через полминуты:

- ты ведь не подсолнечное а оливковое масло возьмешь?

- Да, оливковое. (шипение)

 

через полминуты:

- А давай поперчим

- Я поперчила

- И ты что нашла перец?

- Нашла, нашла

- Ну все, иди отдохни. Я сейчас позанимаюсь и все сделаю.

- Я не устала

- Все равно отдохни

 

А чё? Я и рада.

 

 

И как же так - будет у меня в другой жизни другой мужчина, я такая уже отвыкшая от всего такого?